Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

САМА, САМА, САМА...

"Запретный плод всегда сладок" - психологический феномен, который, казалось бы исследован человечеством ещё с библейских времён.

В России у студентов первого курса актёрского факультета, изучающих систему Станиславского, ещё с момента её создания в начале XX века, присутствует одно из самых известных упражнений на концентрацию внимания: "Не думайте о белом слоне". По началу, оно кажется совершенно невыполнимым. Секрет его выполнения прост, необходимо сконцентрировать своё внимание на совершенно другом объекте. Например, на уличных шумах за окном аудитории. Так как они практически не слышны, или слышны очень плохо, сознанию приходится максимально концентрироваться. Это и даёт возможность избавиться от столь назойливой идеи "не думать о белом слоне".

Как всегда это бывает, все что в России давно и успешно используется, рано или поздно будет запатентовано в Америке как открытие.
Только в конце XX века американский психолог Дэниел Вегнер поставил эксперимент, который позже вошел в психологию под названием «проблема белых медведей», в котором запретил участникам думать о белом (ну, не слоне же!) медведе. В результате выяснилось, что мысль о животном появлялась в сознании добровольцев в среднем более раза в минуту. Ученый пришел к выводу, что подавление мысли или желания, заставляет запретное возвращаеться в сознание с удвоенной силой. Из этого была выведена целая теория - Теория иронических процессов, или иронического бумеранга.
По Вегнеру "иронический бумеранг" — психологический процесс, при котором намеренное подавление мысли делает ее появление более вероятным, — возникает не только при простых, но и при сложных психических манипуляциях.

И что же мы видим сегодня в нашем постмодернистском обществе, с головой ушедшем в виртуальную реальность?
Карикатура Виталия Подвицкого
Апокалиптическое возмущение всего "цивилизованного" мира победой гонимого и презираемого всеми представителя республиканцев, символом коих и являться тот самый белый слон, Трампа на президентских выборах в США.

Несмотря на ярую антироссийскую пропаганду, которую организуют украинские власти, лидером опроса "Кого бы вы мечтали видеть во главе Украины?" становится Владимир Путин, набирающий до 84% голосов респондентов.

Икона "мирового истеблишмента", журнал Time вынужден четвёртый год подряд признавать самым влиятельным человеком планеты Президента "страны-изгоя" и "региональной бензоколонки".

Уходящий с поста Президент Барак Обама на своей прощальной пресс-конференции упоминает 38 раз "ничего не значащую" Россию, которая своими "кибератаками" способствовала приходу к власти в сильнейшем государстве мира "выгодного" ей Трампа.

Что же из этого следует? А все та же банальная истина. Используя на всю катушку инструмент виртуализации реальности через подконтрольные СМИ, яростно обрабатывая массовое сознание в негативном ключе по отношению к "белому слону/медведю, Герострату, запретному плоду, стране-изгою", обладатели патента на "иронический бумеранг" так и не поняли его сути.

А Россия, которая ещё со времён детства Льва Толстова, описавшего данный феномен сознания в своих "Воспоминаниях", ничего не патентуя, просто начала умело использовать его в своих интересах, не прилагая для этого никаких особых усилий.

Как говаривал герой Никиты Михалкова, проводник поезда, в фильме "Вокзал для двоих": "Сама, сама, сама...".

ПОКУПАЕМ, ПРОДАЁМ И НЕМНОЖЕЧКО ПОЁМ!

Вот он - момент истины!
То, что Евровидение - это не культурологическое, а геополитическое событие, мы каждый раз узнаем с удивлением, после проведения очередного "конкурса", так же, как удивляемся внезапно выпавшему снегу поздней осенью. Вроде, все знают, что, наверняка, выпадет, но это случается всегда как-то неожиданно. И каждый раз, убедившись, что природу не обманешь, мы смиряемся с этой мыслью до следующего года.
А теперь о политике. Не о конспирологии, а, именно, о бизнесполитике.
EBU (извините, но это не ругательство, а аббривеатура устроителя конкурса Европейского вещательного союза) хоть и является международной общественной организацией, в первую очередь является организаций коммерческой. EBU владеет всеми правами на интеллектуальную собственность, производимую в рамках конкурсов Евровидение, Детское Евровидение и Танцевальное Евровидение. И исходя из этого, успешно торгует видео и аудио контентом всего вышеперечисленного. И это - основа его деятельности!
А теперь зададимся вопросом: может ли бизнес существовать без планирования? Можно ли полагаться на чистую случайность появления талантливых произведений и исполнителей и их непредсказуемую оценку зрителями?
Если расходы по прозводству самого шоу EBU берет на себя и покрывает их за счёт взносов членов союза (телекомпаний), продажи прав трансляции, рекламы и спонсорства, то расходы, связанные с пребыванием конкурса в той или иной стране по использованию площадок, логистике, инфраструктуре, рекламе и прочим статьям, многократно превосходящим по стоимости затраты EBU, берет на себя принимающая страна. Можно ли выбор такого партнера по бизнесу пустить на самотёк?
Определение места проведения того или иного международного события происходит во множестве различных структур: в спорте - в Международном Олимпийском комитете, FIFA, различных спортивных Федерациях..., в политике - в G7(8), G20, ООН..., в культуре - в UNESCO, UNICEF... И везде выбор страны проведения это - итог неких договорённостей, пусть и производимых иногда путём голосования среди членов и представителей. Это все равно - итог договорённостей, причём, заблаговременных, от 2-х до 8 лет.
И только EBU вот уже 60 лет рассказывает миру сказку о счастливой случайности, которая каждый раз помогает им вести свой бизнес совершенно не заботясь о том, где на следующий год им придётся его делать. Они утверждают, что полагаются лишь на "мнение" зрителей и талант исполнителей, которые никоим образом не связаны с самым главным компонентом их бизнеса - финансами. Можно в это поверить?
Ответы, на все поставленные выше вопросы, очевидны - нет!
Именно политические веяния создания Европейского Союза в начале 50-х годов породили этот международный бизнес-проект.
ЕвровидениеИменно политические перипетии, просчитываемые и умело используемые EBU в своей коммерческой деятельности, позволяют вот уже более 60 лет ему существовать. Подаваемый миру в виде яркого зрелищного шоу, закамуфлированного под "беспристрастный" конкурс, этот проект всегда оставался коммерческим.
Голосование, в каком бы виде оно не проводилось, это всего лишь часть шоу. Проверить его достоверность практически не возможно. На этом и построен основной трюк.
Главное, чтобы заранее запланированные бизнес-решения были креативными и неожиданными, чтобы главная часть шоу, всегда срабатывала на интерес публики, подогревая азарт. И все же, это - постановочное шоу. Именно поэтому за 61 год существования почти ни разу на конкурсе в своей стране не побеждал её представитель. Справедливости ради стоит отметить, что сбои в этом механизме происходили всего лишь несколько раз. В первый год с победой представителя Швейцарии в Швейцарии (но конкурс второй раз проводить в этой стране не стали, провели в Германии), с отказом от проведения конкурса в Монако в 1972 году и трёх лет проведения конкурса в Ирландии с 1993 по 1995 год.
Далее никогда Евровидение не проводилось в одной и тоже стране подряд два раза. Вот такая "удивительная" закономерность! А знаете почему? Да потому, что до 1997 года голосовало только профессиональное жюри, итоги голосования которого сложно, но все же, можно проверить, а договориться со всеми не всегда получалось.
Тогда как же это все работает?
В разные годы срабатывали разные механизмы продвижения бизнеса, но в основе своей, они почти всегда были связаны с возможностью использовать политические разногласия, противостояния и амбиции политиков.
В последние годы искать государства-спонсоры бизнеса становится все сложнее и сложнее. Кризис, он везде - кризис. Да и поле уже изрядно вытоптано. Именно поэтому появляются столь интересные "таланты" типа группы "Lordi" из Финляндии, или Лена Майер-Ландрут из Германии, не вызывающие ни каких эмоций, кроме недоумения, причём, у всех без исключения. По всей видимости - это те случаи, когда механизм шоу давал сбой. Договорённость состоялась, а "талантов" не нашлось.
Ответ прост, планирование места проведения конкурса происходит как и у всех международных корпораций не менее чем за 2-3 года. И это - не что иное, как предмет торга и договорённостей.
Как это делается? Кто с кем договаривается?
В этом - основной бизнес-креатив EBU.
Вот только один пример:
2002 год. Спустя 10 лет после развала Советского Союза конкурс впервые проходит на территории бывшего СССР в Эстонии, которая к этому моменту завершила уже все переговоры и подготовительные процедуры по вступлению в Евросоюз и НАТО.
В этом же году на одном из международных фестивалей повстречался я с Русланой Лыжичко, куда она, так же как и я, была приглашена в качестве гостя. С Русланой мы были знакомы ещё со времен "Славянского базара", где она из моих рук получила Гран-при фестиваля за победу в конкурсе.
Так вот, радостная Руслана в 2002 году рассказала мне интересную историю о том, что её пригласили участвовать в одном очень серьёзном политическом проекте, с неограниченным финансированием. Рассказать подробнее она тогда не могла, сказав лишь о том, что связан он с Евроинтеграционным комитетом, который уже с конца 90-х работал на Украине, и проведением Евровидения в Киеве!
Далее все было как по нотам. С 2003 года Украина впервые начинает участвовать в Евровидении, посылая туда Сашу Пономарева (тоже победителя СБ), а в 2004 году, после первого Майдана, уже та самая Руслана, ставшая звездой Оранжевой революции, в Турции завоевывает право Украины проводить конкурс в Киеве в 2005 году.
Таким образом, получаем простую формулу:
EBU, зная уже в 2002 году о распределении финансовых потоков, выделяемых в рамках программ Еврокомиссии по интеграции, заранее планирует их освоение. Ничего личного, просто бизнес по освоению доступных на тот момент средств с шагом планирования в 3 года.
Так в чем же момент истины спросите Вы? А в том, что при сегодняшнем раскладе, когда Украина является фактическим банкротом, EBU все же уверенно планирует проведение конкурса именно на Украине. Кто в этот раз выделит деньги? Европа, которая уже устала от кляньченья денег украинскими властями? Вряд ли... А может быть - Россия? Что за бред, - скажете вы. При нынешней власти, последнее не возможно! При нынешней - да!
А при другой?
Возможно, EBU знает что-то такое, чего не известно нам смертным, раз так креативно подходит к ведению своего бизнеса. Да и запасной вариант на всякий случай имеется, если не сработает первый - невытаптанное поле Австралии.

ВЕЛИКИЙ И ПРОСТОЙ ЧЕЛОВЕК

Я благодарен судьбе, что она неоднократно сводила меня с этим прекрасным Человеком. Елена Васильевна Образцова принимала участие во многих программах, поставленных мною, на различных сценах России и мира. Помимо величайшего профессионализма и таланта, она обладала еще одним редким качеством. Будучи по факту, действительно, великой исполнительницей - Примадонной мировой оперной сцены, она всю свою жизнь опровергала укоренившийся у обывателей постулат: раз Примадонна, значит - недосягаемая, капризная, эгоистичная.
В отношении Елены Васильевны эта догма не действовала. В обыденном общении она была проста, доступна, комфортна. Всю свою жизнь она излучала жизнерадостность. И с лихвой одаривала ею, тех, с кем общалась.
Сегодня на память приходят именно бытовые моменты общения с этой Великой Женщиной.
ОБРАЗЦОВАВ 1989 году в Будапеште проходили Дни Москвы, в гала-концерте открытия которых принимала участия и Елена Образцова. Подготовка и проведение концерта были очень трудными для меня и всей команды, приехавшей в Венгрию практически на кануне заката советской эпохи. Палки в колеса "московским коммунистам" не вставлял только ленивый. Саботаж с доставкой декораций и проведением репетиций, бесконечные согласования и препирательства с принимающей стороной. Всё это окончательно вымотало меня к концу, вопреки всему состоявшегося представления, которое, кстати, простой публикой было воспринято "на ура". А потому, когда из штаба делегации, возглавляемой первым секретарем московского горкома КПСС, мне сообщили, что я приглашен на правительственный прием в Будапештский парламент, устраиваемый по случаю Дня Независимости Венгрии лично Премьер-министром Республики, я категорически отказался. Мало того, что я был возмущен, всем произошедшим, я еле стоял на ногах от усталости и от того, что они у меня были стесаны в кровь.
Ни какие объяснения мои приняты не были. Короче, последовал приказ - идти и точка!
На этот прием от имени "артистической общественности" были приглашены всего лишь четыре человека (при делегации в 150 чел.) - Елена Образцова, Зураб Соткилава, первая Московская красавица Маша Калинина, и я, как главный режиссер программы.
К зданию будапештского Парламента нас подвезли на спецавтобусе. Всю дорогу Елена Васильевна, как могла меня подбадривала, рассказывая байки из своей жизни. Но, когда автобус привез нас на место, я понял, что в Парламент не попаду никогда! Я стоял у подножия гигантской лестницы, высотой чуть менее одесской Потемкинской. Её необходимо было как-то преодолеть.
И в этот момент, не говоря ни слова, Елена Васильевна и Маша подхватили меня под руки и просто волоком поволокли вверх. Хотя, каждый шаг давался мне с величайшим трудом и болью, в такой компании я понимал, что рухнуть я не имею никакого права. Так втроем мы добрались до самого верха, где у парадного входа гостей встречал лично Премьер-министр, здороваясь со всеми за руку.
Нужно было видеть эту мизансцену. Премьер-министра, как и меня, под обе руки тоже поддерживали две дамы. Но , его то держали, по причине его древности. Меня же, 29-летнего бугая, боялись выпустить из рук, по совершенно другой причине. Дамы, что с одной, что с другой стороны, только на секунду отпустили наши руки, чтобы мы, смогли протянуть их друг к другу, и тут же синхронно, подхватили нас обоих вновь.
Наверное, вестибюль будапештского Парламента за все время своего существования не слушал более громкого и заразительного смеха, которым разразились мы втроем, когда вошли в него после церемонии рукопожатия.
Если б я знал, что муки мои только начались...
Вместо ожидаемого приема, который рисовало мое сознание по примеру госприемов, проводимых в Кремлевском дворце, в виде банкета, нам пришлось еще минимум минут 40 простоять в Большом зале среди прочих гостей в ожидании приветственной речи, отстоять всю речь и перейти... в зал для фуршетов. Это был уже сущий ад. Вместо ожидаемого спасательного кресла за столом, мы элементарно не могли найти даже куска свободной стены, к которому можно было бы прислониться. И только, Зурабу Соткилаве, который все это время находился позади нашей троицы, как бы страхуя всех нас, удалось найти полуметровый островок свободной стены, рядом с подсобным выходом официантов. Прислонив меня к стене, Елена Васильевна с деловым видом отправилась к фуршетным столам, чтобы набрать как можно больше разнообразных закусок. Собрав две тарелки, она принесла их мне, и используя Машу и Зураба в качестве "подставок" начала методично скармливать в меня весь собранный паёк. На нас активно обращали внимание присутствующие гости. То ли по причине громких поставленных голосов двух мировых знаменитостей - Образцовой и Соткилавы, то ли потому, что мы беспрестанно продолжали смеяться над ситуацией.
Так и прошел этот злополучный прием. Елена Васильевна заботливо проводила меня до самого номера гостиницы.
Вот скажите, зачем ей, звезде Большого, Ла Скала, Ковент-Гарден и Метрополитен нужно было возиться с каким-то молодым режиссером, очередной концертной программы, коих в её жизни были сотни, если не тысячи?
Мой ответ - сострадание. Простое человеческое сострадание, которое она была способна проявить в любой момент, к любому, кто в нем нуждался.

Царствие Небесной ей, Великому и простому Человеку.
Tv

ПРЯМОЙ ЭФИР. Глава VI. МИНИСТР И ЛИЦЕДЕИ

1993 год. Прожившим его в сознательном возрасте, он запомнился яростным противостоянием Верховного Совета России и её Президента. До октябрьского расстрела Белого Дома, ставшего кульминацией этого противостояния, в высших кругах российского общества в течение всего года шла непримиримая борьба двух кланов - Хасбулатова и Ельцина.
Невольными участниками этой борьбы стали и мы, проводившие в июле этого года, II Международный фестиваль искусств "Славянский базар".
Дело в том, что подготовка и проведение фестиваля такого масштаба, помимо создания ярких концертов "звезд" и атмосферы праздника, требовали еще от организаторов и невидимых никому, колоссальных усилий по банальному поиску денег на этот "праздник жизни".
В этот год они частично нашлись в закромах Руслана Имрановича Хасбулатова. И пусть, деньги, которые своим личным распоряжением Председатель Верховного Совета выделил на проведение фестиваля, не покрывали и четверти его расходов, они были нам очень нужны.
К началу фестиваля на берег Западной Двины в Витебске высадился десант российских чиновников, откомандированных Верховным Советом. Делегацию законодательной власти возглавлял заместитель Хасбулатова - Юрий Воронин.
Противоборствующая сторона, не желая ни в чем уступать противнику, прислала свой комплект представителей исполнительной власти, во главе которого был поставлен тогдашний Министр культуры России Евгений Сидоров.
Не меньшие составы "почетных гостей" прислали Украина и Белоруссия.
Видя, такое количество чиновников высшего ранга, собравшихся впервые в тихом провинциальном Витебске, я, по своей неопытности, рашил устроить им прием.
Местом его проведения выбрали баржу, которая курсируя по Западной Двине, с одной стороны послужила бы эксклюзивным банкетным залом, а с другой стороны, позволила бы гостям не только насладиться красотами местной природы, но и укрыться от досужих глаз витебских обывателей и назойливой прессы.
В качестве тамады на этом приеме я попросил выступить Махмуда Эсамбаева. Описывать сам прием я не буду, так как этот блистательный бенефис Махмуда достоин отдельной главы. Ограничусь только тем, что за 4 часа нашего банкетного путешествия гости основательно впитали в себя искрометный юмор не смолкавшего ни на минуту Махмуда и массу алкоголя, которую он заставил выпить до дна последней бутылки.

Интрига события, которое я хотел описать в этой главе, началась как раз в момент прибытия баржи к причалу.
На берегу мы увидели нервно переминающихся с ноги на ногу "голошеносителей" министра Сидорова, которые размахивали руками и пытались, что-то "семафорить" своему патрону. На парах стояла черная Волга с мигалкой, в которую в экстренном порядке и был препровожден Министр, как только он неровной походкой вступил на берег.
Через 2 часа после нашего прибытия, в Амфитеатре должно было состояться торжественное открытие фестиваля. Все гости, отправились в гостиницу, готовиться к концерту. Я также решил заехать переодеться.
Не успел я переступить порог номера, как тут же зазвонил телефон. На проводе был помощник Министра, который взволнованным голосом произнес: "Сергей Владимирович! Сегодня на открытии фестиваля первому должно быть предоставлено слово Евгению Юрьевичу! Воронин должен говорить после него!". Я попытался было возразить: "Это не возможно. По протоколу Заместитель Председателя Верховного Совета - должностное лицо рангом выше Министра, к тому же он зачитывает официальное приветствие Хасбулатова." Помощник при словах "официальное приветствие" аж поперхнулся: "Какое приветствие? Почему мы об этом ничего не знаем? Этого нельзя допустить ни в коем случае!". Я уже начал выходить из себя: "Как вы себе это представляете? Вы что, предлагаете мне подойти к Воронину и сказать, - Юрий Михайлович, не читайте послание вашего начальника, потому что об этом просит Евгений Юрьевич?". В ответ помощник проорал в трубку: "Об этом просит не Министр, а Администрация Президента!".
И тут до меня дошло. Боже, они не могут позволить, чтобы в прямом эфире на всю Россию, а также Белоруссию и Украину прозвучало приветствие Хасбулатова, и не была упомянута фамилия Ельцина. "На вашем месте, я бы посоветовал Администрации Президента срочно подготовить официальное приветствие. Тогда все встанет на свои места. А пока, такого документа, подписанного Президентом, не существует, мы не можем нарушать протокол, при всем моем уважении к Евгению Юрьевичу",- закончил я разговор и положил трубку.
Не знаю, сколько телефонных линий было оборвано в оставшиеся до начала прямого эфира полтора часа, сколько человек дежурило у телетайпов, но к назначенному времени начала торжественного открытия фестиваля приветствие Президента так и не поступило. Это я понял, увидев за кулисами Амфитеатра Воронина с гербовой папкой и Сидорова с пустыми руками.
А потому, все пошло по намеченному сценарию. Ведущие после фестивальных фанфар поприветствовали зрителей и предоставили слово Юрию Воронину. Заместитель Председателя Верховного Совета России ограничился тем, что зачитал приветствие Председателя, не добавив от себя ни слова.
А так как свои приветствия фестивалю прислали и Шушкевич, и Кравчук, соответсвенно, следующими слово для их оглашения получили Министр культуры Белоруссии Евгений Войтович и его украинский коллега Иван Дзюба. Они тоже не злоупотребили вниманием и четко отчитали приветственные послания, естественно, на мове, правда, написанные для удобства чтения русской транскрипцией.
Последнему слово предоставили российскому Министру Евгению Сидорову.
Бедный Евгений Юрьевич, он так перенервничал из- за долгого ожидания и нелепости ситуации, в которую попал, что на него нельзя было смотреть без сочувствия. К тому же, бремя ответственности, которое на него взвалила Администрация Президента, так и не позаботившаяся о том, чтобы сочинить хотя бы несколько фраз от имени главы государства, но строго приказавшая дезавуировать приветствие Хасбулатова, совершенно подкосили его.
А теперь помножьте этот груз, свалившийся на плечи Министра, на количество выпитого под нескончаемые тосты Махмуда, и вы поймете, что ноша оказалась для Евгения Юрьевича просто неподъемной. И все же, после объявления ведущего, он отважно шагнул к микрофону.

То, что началось дальше, очень сложно описать словами. Видимо, Министр в экстремальной ситуации, вспомнил, что он по-профессии писатель, и его понесло. Во-первых, он почему-то заговорил белым стихом, нараспев. Во-вторых, помня, что должен как можно больше засветить Президента России, он как заклинание через каждую фразу повторял его фамилию, интонационно акцентируя ее голосом. В-третьих, напор его речи был столь страстным, что, звукорежиссер программы всерьез опасался за сохранность микрофона, в который вещал Министр. Но самым страшным в этой истории было то, что лицо Евгения Юрьевича в этот момент выдавало всю предысторию его спича - все количество выпитого, пережитого и ожидаемого было отображено на нем и читалось, с необыкновенной легкостью.
Увидев в мониторе крупный план Министра, я пришел в ужас, схватил рацию и тут же начал орать режиссеру трансляции Наталье Примак: "Наташа! Ни в коем случае никаких крупняков! Умоляю! Только общий план!!!".
По началу, Наташа держала сколько могла общий план, показывала лица зрителей, уезжала камерой на красоты Витебска. Но, когда Министра повело уже на четвертый круг, фамилия Ельцин начала звучать не через фразу, а через слово, накал его речи достиг совершенно невообразимых высот, срываясь на крик, рация голосом Наташи взмолилась: "Серёжа! Это невыносимо! Надо что-то делать!".

Ну, вот скажите мне на милость, что делать в этой ситуации? Прямой эфир на трех государственных телевизионных каналах в прайм-тайм. На сцене международного фестиваля искусств Министр культуры России уже более пяти минут несет бессвязную пургу слов, переодически перемежаемую выкриками "Ельцин! Ельцин! Ельцин!..". При этом телекамеры, как бы в такт его выкрикам по кругу показывают одну и ту же картинку - общий план, зрители, панорама Витебска... И так до бесконечности.
Видя всю абсурдность ситуации, я уже давно понял, что это не закончится никогда! Нужно предпринимать какие-то неординарные шаги, для того, чтобы сдвинуть с места эту заезженную пластинку, спасать эфир, престиж Фестиваля, ну и карьеру Министра, в конце концов.
ЛицедеиКонцертную программу по плану должен был начинать замечательный коллектив - театр клоунады "Лицедеи" своим знаменитым интерактивным номером с гигантскими надувными шарами. Ребята давно уже стояли заряженные в кулисах в ожидании своего выхода.
Понимая, что совершаю немыслимое с точки зрения политики, протокола и последствий для своей карьеры действие, я дал команду звукорежиссеру пускать фонограмму номера "Лицедеев". Тот, отказывался верить своим ушам и переспросил дважды: "Так, пускать?". Представляю, как тряслись у него в этот момент руки, когда я просто заорал в рацию: "Пускай, б@ять, я приказываю!". И он нажал кнопку "Play". Музыка начала перекрывать выкрики Министра.
Дело оставалось за малым, вытолкнуть на сцену "Лицедеев", которые тоже слегка охренели от такой наглости. Я кинулся в правую кулису и истошно заорал: "На сцену! Катите шары, оттесняйте его, оттесняйте на задний план!"
И вот уже четыре огромных шара диаметром в три метра каждый покатились прямо на Министра, который все еще продолжал выкрикивать в микрофон обрывки слов. От страха звукорежиссер забыл отключить его.
Когда шары полностью перекрыли центр сцены, я подбежал к Сидорову и силой утянул его за кулисы. Действие покатилось дальше. "Лицедеи" начали свою игру со зрителями и уже через несколько секунд, никто не помнил, всю ту нелепицу которая произошла только что.

Надо сказать, что о произошедшем, в общем-то, никто после этого и не вспоминал. Эфир был спасен, концерт прошел "на ура". Доволен был и Министр, несмотря на всю дурость ситуации, в которой оказался. Он выполнил важное государственное поручение. Естественно, его выступление последним в очереди спикеров, с многократным повторением фамилии российского Президента, затмило все, что произошло до него в эфире. Никто не помнил ни Хасбулатова, ни Шушкевича, ни Кравчука. В памяти осталось только разносимое витебским эхом «Ельцин! Ельцин! Ельцин!..»

Ну и, как всегда, вся буря страстей, разыгравшаяся в этой истории, при всей многочисленности её действующих лиц и высоты их рангов, для простого зрителя осталась практически незамеченной. Да и, слава Богу!

ПРЯМОЙ ЭФИР
Предисловие
Глава I. ЕЛЬЦИН НА БЕЛОМ КОНЕ
Глава II. ГОВОРИТ И ПОКАЗЫВАЕТ СВЕТЛАНА МОРГУНОВА
Глава III. ДИВЕРТИСМЕНТ ОТ МУСИ
Глава IV. НА БИС
Глава V. МАДАМ, ВЫ ЧТО ОХ@@@ЕЛИ?
Глава VII. ЭФИР НА ХАЛЯВУ
Глава VIII. НЕВПОПАД
Глава IX. КОНЦЕРТ ДЛЯ ПРИМАДОННЫ СО СТУЛОМ