?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Я благодарен судьбе, что она неоднократно сводила меня с этим прекрасным Человеком. Елена Васильевна Образцова принимала участие во многих программах, поставленных мною, на различных сценах России и мира. Помимо величайшего профессионализма и таланта, она обладала еще одним редким качеством. Будучи по факту, действительно, великой исполнительницей - Примадонной мировой оперной сцены, она всю свою жизнь опровергала укоренившийся у обывателей постулат: раз Примадонна, значит - недосягаемая, капризная, эгоистичная.
В отношении Елены Васильевны эта догма не действовала. В обыденном общении она была проста, доступна, комфортна. Всю свою жизнь она излучала жизнерадостность. И с лихвой одаривала ею, тех, с кем общалась.
Сегодня на память приходят именно бытовые моменты общения с этой Великой Женщиной.
ОБРАЗЦОВАВ 1989 году в Будапеште проходили Дни Москвы, в гала-концерте открытия которых принимала участия и Елена Образцова. Подготовка и проведение концерта были очень трудными для меня и всей команды, приехавшей в Венгрию практически на кануне заката советской эпохи. Палки в колеса "московским коммунистам" не вставлял только ленивый. Саботаж с доставкой декораций и проведением репетиций, бесконечные согласования и препирательства с принимающей стороной. Всё это окончательно вымотало меня к концу, вопреки всему состоявшегося представления, которое, кстати, простой публикой было воспринято "на ура". А потому, когда из штаба делегации, возглавляемой первым секретарем московского горкома КПСС, мне сообщили, что я приглашен на правительственный прием в Будапештский парламент, устраиваемый по случаю Дня Независимости Венгрии лично Премьер-министром Республики, я категорически отказался. Мало того, что я был возмущен, всем произошедшим, я еле стоял на ногах от усталости и от того, что они у меня были стесаны в кровь.
Ни какие объяснения мои приняты не были. Короче, последовал приказ - идти и точка!
На этот прием от имени "артистической общественности" были приглашены всего лишь четыре человека (при делегации в 150 чел.) - Елена Образцова, Зураб Соткилава, первая Московская красавица Маша Калинина, и я, как главный режиссер программы.
К зданию будапештского Парламента нас подвезли на спецавтобусе. Всю дорогу Елена Васильевна, как могла меня подбадривала, рассказывая байки из своей жизни. Но, когда автобус привез нас на место, я понял, что в Парламент не попаду никогда! Я стоял у подножия гигантской лестницы, высотой чуть менее одесской Потемкинской. Её необходимо было как-то преодолеть.
И в этот момент, не говоря ни слова, Елена Васильевна и Маша подхватили меня под руки и просто волоком поволокли вверх. Хотя, каждый шаг давался мне с величайшим трудом и болью, в такой компании я понимал, что рухнуть я не имею никакого права. Так втроем мы добрались до самого верха, где у парадного входа гостей встречал лично Премьер-министр, здороваясь со всеми за руку.
Нужно было видеть эту мизансцену. Премьер-министра, как и меня, под обе руки тоже поддерживали две дамы. Но , его то держали, по причине его древности. Меня же, 29-летнего бугая, боялись выпустить из рук, по совершенно другой причине. Дамы, что с одной, что с другой стороны, только на секунду отпустили наши руки, чтобы мы, смогли протянуть их друг к другу, и тут же синхронно, подхватили нас обоих вновь.
Наверное, вестибюль будапештского Парламента за все время своего существования не слушал более громкого и заразительного смеха, которым разразились мы втроем, когда вошли в него после церемонии рукопожатия.
Если б я знал, что муки мои только начались...
Вместо ожидаемого приема, который рисовало мое сознание по примеру госприемов, проводимых в Кремлевском дворце, в виде банкета, нам пришлось еще минимум минут 40 простоять в Большом зале среди прочих гостей в ожидании приветственной речи, отстоять всю речь и перейти... в зал для фуршетов. Это был уже сущий ад. Вместо ожидаемого спасательного кресла за столом, мы элементарно не могли найти даже куска свободной стены, к которому можно было бы прислониться. И только, Зурабу Соткилаве, который все это время находился позади нашей троицы, как бы страхуя всех нас, удалось найти полуметровый островок свободной стены, рядом с подсобным выходом официантов. Прислонив меня к стене, Елена Васильевна с деловым видом отправилась к фуршетным столам, чтобы набрать как можно больше разнообразных закусок. Собрав две тарелки, она принесла их мне, и используя Машу и Зураба в качестве "подставок" начала методично скармливать в меня весь собранный паёк. На нас активно обращали внимание присутствующие гости. То ли по причине громких поставленных голосов двух мировых знаменитостей - Образцовой и Соткилавы, то ли потому, что мы беспрестанно продолжали смеяться над ситуацией.
Так и прошел этот злополучный прием. Елена Васильевна заботливо проводила меня до самого номера гостиницы.
Вот скажите, зачем ей, звезде Большого, Ла Скала, Ковент-Гарден и Метрополитен нужно было возиться с каким-то молодым режиссером, очередной концертной программы, коих в её жизни были сотни, если не тысячи?
Мой ответ - сострадание. Простое человеческое сострадание, которое она была способна проявить в любой момент, к любому, кто в нем нуждался.

Царствие Небесной ей, Великому и простому Человеку.