?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

В этой главе я расскажу о программе, которая не шла в прямом эфире, но запись этого концерта, стала в одно время, просто-таки, культовой. Естественно, речь пойдет о сольнике Аллы Пугачевой на "Славянском базаре". И вспомнил я о нём в контексте курьезов, связанных с телевизионными эфирами не случайно. Помимо того, что эта программа была первым выступлением Аллы Борисовны на Фестивале, являлась одним из немногих её "живых" сольных концертов, запечатленных для телевидения, именно случай сделал её весьма оригинальной и впечатляющей.

Было это в том же 1994 году на III "Славянском базаре". Как я уже упоминал, именно благодаря телевидению к этому времени Фестиваль приобрел невероятную популярность, как среди зрителей, так и во всей артистической тусовке. Это позволило существенно расширить его программу и привлечь к организации лучших режиссеров, артистов, художников.
Именно со сценографией, которую создал для для Фестиваля, приглашенный мною в этом году художник-постановщик Боря Краснов, и связана эта история. В описываемое мною время, Боря уже стал, пожалуй, самым модным сценографом на постсоветском пространстве. Нужно признать несомненный талант Бориса, не только образно мыслить и великолепно пластически обыгрывать, придуманные им образы в железе, бутафории и драпировках сценических декораций, но и в неимоверной способности неистово пиарить свою личность.

Вообще, я до сих пор считаю, что Борис по сути своей был больше режиссер, наделенный способностью мыслить пространственными образами, нежели, чем просто художник-постановщик, умеющий отобразить чужие образы в эскизах и макетах. Он мыслил как режиссер - языком действия.
При обсуждении проекта, я выразил только основную мысль предполагаемого образа "гостеприимства и открытости". Боря же воплотил её в зримую реальность. Три огромных расшитых традиционным белорусским орнаментам рушника, развернутых к зрительному залу от колосников до планшета сцены, прекрасно решали эту задачу. В макете оформление смотрелось феноменально. Во-первых, оно полностью ломало очень сложный рельеф сценического пространства витебского Амфитеатра, как бы придавленного огромной металлической аркой и расширяло его до бесконечности. Во-вторых, предложенная им бежевая, с грубой тканевой выработкой фактура "рушников", очень хорошо выступала в качестве огромного экрана, на которым можно было, нескончаемое количество раз с помощью имеющихся тогда в нашем арсенале технических средств, рисовать любые цветовые композиции.
Ну, и в-третьих, именно три "рушника" решали географию сценического пространства, деля его на функциональные зоны: центр - для солистов, правая сторона - для ведущих и бек-вокала, левая - для оркестра.

Одна беда преследовала Бориса постоянно. Все, что так великолепно выглядело в супер-дорогом выставочном макете, очень часто элементарно не совпадало с реальными пропорциями сцены. Я не могу объяснить этот феномен ни чем. Все расчеты и промеры, которые необходимы по технологии производства, делались сотрудниками фирмы "Краснов-дизайн" так же, как и у других сценографов. Но, изготовленные декорации именно у группы Бориса, всегда получались чуть больше, чем сценическое пространство, для которого они изготавливались. Так было не раз.
Когда огромную конструкцию центрального "рушника" с помощью специально подогнанных передвижных кранов начали поднимать до уровня арки, стало ясно, она не вмещается ровно на 3 метра. Отрезать лишнее по переднему краю было нельзя, так как это был самый нужный элемент, представляющий собой "завиток рушника", который, собственно, и придавал ему свойство ниспадающей материи. Пришлось резать посредине и стыковать с верхней частью на уровне выхода солистов, который был поднят над планшетом на 3-х метровую высоту второго этажа сцены. При этом, естественно, изменился уровень наклона планшета. Если изначально он был рассчитан на угол в 15°, более-менее комфортный для исполнителей, то теперь, он получался все 20°.

Зная по опыту постановки мюзикла "Во весь голос" с "Песнярами", где у меня наклон помоста был еще больше - 25°, я прекрасно понимал, что работать на такой площадке с непривычки не сможет практически никто. Для того, чтобы тело исполнителя привыкло к такому наклону, мне потребовалось несколько месяцев репетиций. И еще по полчаса перед каждым представлением, чтобы вестибулярный аппарат исполнителя адаптировался к такому планшету. А здесь - сборные концерты с массой танцевальных коллективов, солистов, музыкантов... И на все про все одна репетиция в очень сжатые сроки.
Но, делать было нечего.

Передать поток эмоций, который возникал у артистов, впервые вступавших на этот помост, в книге не представляется возможным. Иначе, придется задействовать все буквозаменяющие знаки клавиатуры.
Но одну реакцию, я все же постараюсь описать.
На четвертый день Фестиваля на сцене появилась Светлана Моргунова. Она приехала на репетицию юбилейного концерта "Песняров", которые в этом году отмечали свое 25-летие. Так вот, попытавшись первый раз выйти на сцену в туфлях на высоких каблуках, Света со свойственной ей прямотой в микрофон спросила на весь Амфитеатр: "Кто это @лядство придумал?!". Оказавшийся рядом с ней Володя Березин, уже не один день отработавший на этом помосте, не без сарказма шепнул ей - "Это - Боря Краснов. И ты знаешь, всем нравится! Алла, вот, вчера сольник отработала - была в полном восторге". Без секундной паузы тут же последовал ответ Светы: "Ну, так я и говорю: кто придумал это гениальное @лядство! - Очень оригинально! Здорово! Современно!". И превозмогая силы гравитации, Светлана смело шагнула на сцену. Что-что, а держать марку и спину она умела всегда!

Володя, конечно же слукавил. С Аллой Борисовной, в действительности была драматическая ситуация.

ПУГАЧЕВАНикакого возмущения, появившись на сцене во время репетиции своего сольного концерта она на высказала. Хотя, ей, работающей на грани высочайшего эмоционального накала было очень сложно держать равновесие. Так как весь репертуар Алла исполняла "живьем", нужно только представить, чего стоило ей, стоящей на высоких каблуках на наклонной плоскости, следить одновременно за равновесием тела и держать диафрагму для правильного и мощного извлечения звука. Тот, кто хоть немного понимает в технике вокального мастерства, поймет о чем я говорю. Тот, кто не понимает, пусть поверит мне на слово - это сущий ад для исполнителя.
Но, на то она и Примадонна! Ни единым взглядом, жестом, неуверенным шагом она не дала усомниться в легкости её существования на сцене. Единственное о чем она попросила, это поставить ей стул по центру сцены, на который она бы смогла опираться время от времени.
На выбор ей предложили несколько стульев - венский, барный, барочный. Всё не подошло. Она хотела белый стул. Такой нашелся. Самый что ни наесть простой пластиковый стул из уличного кафе. Именно он её и устроил.
И только по ходу действия стало понятно почему Алла Борисовна выбрала именно его. Коль скоро ей пришлось прибегнуть к стулу, как опоре, этого никто не должен был понять. Стул должен был играть свою сольную роль в программе и быть одним из действующих лиц её спектакля. Именно потому и должен был быть заметным.

Так и остался этот концерт великой артистки в истории, как "Концерт Примадонны со стулом и оркестром". Алла в те годы была на пике своего мастерства. Еще в силе был её уникальный и мощный голос. Вместе с ним, приобретенный огромный опыт, позволяли ей достигать таких эмоциональных высот исполнительского и актерского мастерства, которые и по сей день не удается превзойти ни кому из наших эстрадных исполнителей.
Всю программу она выстроила вокруг того самого стула. Да так мастерски, что никому и в голову не могло придти, что она использует его не в качестве необходимого по действию главного реквизита, а как банальную подпорку.

Браво, Алла!

PS: Тот кто сомневается, может насладиться её мастерством, посмотрев запись с эфира одного из номеров этой легендарной программы.


ПРЯМОЙ ЭФИР
Предисловие
Глава I. ЕЛЬЦИН НА БЕЛОМ КОНЕ
Глава II. ГОВОРИТ И ПОКАЗЫВАЕТ СВЕТЛАНА МОРГУНОВА
Глава III. ДИВЕРТИСМЕНТ ОТ МУСИ
Глава IV. НА БИС
Глава V. МАДАМ, ВЫ ЧТО ОХ@@@ЕЛИ?
Глава VI. МИНИСТР И ЛИЦЕДЕИ
Глава VII. ЭФИР НА ХАЛЯВУ
Глава VIII. НЕВПАПАД